Портфель нового гражданина

Из сборника «Красный фотоаппарат»

порфельПортфелю наконец-то досталась новая участь. С него отряхнули пыль и в одно из старых подержанных отделений вложили паспорт. Его, в синей обложке и с тризубом по центру, достали по случаю неспокойствия в Крыму. Комнатное Пространство вот уже три месяца как было поглощено самым болючим вопросом «Что делать?» и сейчас, видимо, впервые украиноговорящий Телевизионный Ящик выдал для истомившегося Хозяина долгожданный ответ.

Портфель простоял очень долго под журнальным столиком. Он был вовсе не задействован годами, и попросту жил, собирая пыль.

Хозяин Портфеля всё никак не мог найти применение старому другу. Ему давно казалось, что пройтись по улицам в костюме с галстуком и портфелем просто уже нереально. В Почтовый Ящик давно падали оповещения заплатить по счетам, а сам он с завидной регулярностью выходил на люди, чтобы эти счета оплатить и законно ряженную ежемесячную пенсию получить. Но для такой проходки от подъезда до магазина и направо, с общей протяженностью пути в триста метров, костюм вовсе был не к чему.

А последний раз свой фиолетовый в клетку однобортный твидовый пиджак с тремя пуговицами он одевал в день своего повышения. О, тот день он помнит до сих пор в самых светлых радужных красках. И не зря вот свои стишочки писал и в качестве поздравления дарил каждому начальнику отдела, директору и его замам. И вот в канун сорокапятилетия его, преданного работника сборочного цеха автомобильного завода, вызвали в кабинет начальника и документ протянули.

— Ну, занимайте, уважаемый наш, новый пост. Теперь вы корреспондент заводской газеты! Свои стишки здесь будете издавать, поздравления коллективу писать, ну и некрологи…
— Некрологи?
— Ну да. Это ж жизнь, и такое случается.

И тогда в свой первый день на рабочем посту в новой ипостасии он одел свой твидовый фиолетовый в клетку костюм, привезенный из единственной заграничной поездки, организованной для лучших работников завода.

И вот теперь, спустя четверть века, нашелся случай, который и подарил шанс отчаянной мечте сбыться.

Докремив вторую Туфлю и укомплектовав ее возле первой на коврике, Хозяин приподнялся, и подняв Портфель с пола, поставил его на стул возле входной двери.

Погасла лампа. И в Коридоре принялись опочивать приготовленные вещи. Всего лишь ночь и Портфель выйдет в свет.

И словно к такому случаю пошел дождь. Первый весенний мелкий дождь. Он-то и помог смыть остатки пыли с укрывающей паспорт кожаной плоти. Казалось, будто бы Хозяин помолодел – не то вприпрыжку, не то бегом он выскочил из подъезда. Портфель мчался вслед за своим Хозяином.

Правда, иногда перегонял его – ну, это когда нужно было втиснуться в вагон метро, а еще раз, когда Хозяин водрузил его у окошка консульства с двуглавым орлом на фасаде.

Одним нажатием клапан Портфеля отворился, и через миг паспорт оказался по ту сторону окошка.

— Вы действительно хотите получить гражданство России? – произнес приятный женский голос, который очень понравился Портфелю и его Хозяину.

— Да! — не колеблясь ответил Хозяин. А Портфель отчего-то вздрогнул клапаном как плечами и тихонько сжался в ожидании.

— А украинское гражданство… Вы готовы с ним расстаться?

— Да! – всё также уверенно ответил Хозяин. Портфель еще сильнее замер от напряжения. А Хозяин, еще больше прогнувшись в оконце, вежливо протянул:

— А я стану членом Союза писателей России?

Когда возвращались домой Хозяин и Портфель, статус последнего повысился. Он возвышался на коленях Хозяина, а тот его слегка даже поглаживал.

Два щелчка и вновь знакомый Коридор с ковриком для обуви. Хозяин снял Туфли, забрызганные каплями свежей грязицы из весенних луж. А Портфель, оставленный на время у коврика, заскучал. Но тут же был вознагражден. Уже отогретая Комнатным Воздухом рука взяла твердо его за ручку и пронесла в комнату.

Рука прошлась по пуговицам твидового пиджака. Одно нажатие пальца — и брязнула защелка. Хозяин достал бумаги, «прошелся» взглядом по строчкам, и слегка проведя по напечатанному ладонью, словно не веря, нагнулся принюхаться к буквам. И немного так, как бы застывши, замер, закрыв глаза.

Из легкого забытья его вывел очень тонкий и визгливый звонок.

— Алло.

— Да, Колёк, ходил. Ну-с, поздравляй меня! Я уже новый гражданин! – и тут же швыронул портфель под журнальный столик. С него упал том Чехова и со звуком «Упс» приземлился прям на ручку Портфеля.

— Ну так да, я матёрый волк. Тут же знаешь как – или ты государство или оно тебя… Я вообще такого там наговорил – гонения, преследование, вольно думать не дают. Ну, ты ж знаешь мой полёт фантазии, рассказки я рассказывать умею… Как там Калифорния?

— А, ночь у вас там… Ну, отдыхай, браток! Э, слышь, как только получу паспорт, так фото вышлю, похвалиться… Ха-ха! Ага, ну давай!

Хозяин лёг на диван и, включив телевизор, стал слушать новости, перескакивая с одного русскоязычного канала на другой. И с улыбкой добротно сделанного дела так и уснул под распевные звуки нового государства. А в Портфеле, придавленном томом Чехова, в темном подержанном отделении, остался лежать в пригнутом состоянии, в синей обложке с тризубом по центру, документ.

С Туфлей на коврик у входной двери стекали дождевые капли с примесью земли.

Please follow and like us:
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial